Василий Егорович Васильев — Харысхал

Василий Егорович Васильев — Харысхал родился 6 ноября 1950 года в Мээндиги, Соморсунского наслега Амгинского района Якутской АССР. Народный писатель Якутии, драматург, прозаик,  заслуженный работник культуры РС (Я), член Союза писателей СССР, академик Академии духовности РС (Я).

Василий Харысхал — представитель поколения якутских писателей 70-х годов, начинавших свой творческий путь под наставничеством первых народных писателей, таких как Эллэй, Амма Аччыгыйа, Куннук Урастыров, Суорун Омоллоон. Их литературное взросление прошло в тесном общении с народными писателями Семеном и Софроном Даниловыми, Даланом.

 Спектакли по мотивам пьес Василия Харысхала много лет идут на сцене Саха театра им. П.А. Оуйнского. Это: «Амма5а саас этэ» («В Амге была весна»), «Сэрии тыйыс тыына» («Далекая, близкая война»), «Эргиллиэм хайаан да» («Я вернусь»), «Бастын хатыыта» («Восхождение Первого»), «Кэт Марсден. Утуэ санаа аанньала» («Кэт Марсден. Ангел милосердия»), «Кэмуэл» («Прости, отец, прости») и др. Эти постановки позволили зрителям по-новому взглянуть на историю, обратиться к наследию легендарных личностей народа саха.

Василий Егорович стал первооткрывателем многих исторических фактов — проследил жизненный путь узников Соловков, прошел эмигрантский путь Г. В. Никифорова — Манньыаттах уола, изучил судьбу семьи хангаласских Ксенофонтовых, В. Никифорова — Кулумнуурэ, И.Е.Винокурова, народного учителя М. А. Алексеева.

Скончался 1 февраля 2021 года в полном расцвете творческих лет.

ЛЕДОХОД  

(«Прости, отец…»)

Фрагмент пьесы

1

ВАСИЛИЙ. Родная земля моя, здравствуй! Наконец-то, я здесь, родимая сторонка моя, Бюлтегер. Вот в последний раз я ступаю сюда на берег матушки Лены. Как видишь, я опять один… Теплым, солнечным лучам уж не растопить мое обледеневшее сердце. Не осуждай меня, величавая родина моя. Боялся, что не доживу, не дотяну до сего дня.

КОМСОМОЛЕЦ. Василий Никифорович! Это я, Алексей, отзовитесь! Вы оказывается здесь?! Ох и напугали же вы меня! Утром встал, а вас нет… Почему вы один через протоку переправились?

ВАСИЛИЙ. Сынок, это мой родной дом, здесь я родился и вырос. Тут на просторах Бюлтегера прошли мои самые счастливые и горестные, тяжелые годы. Сынок, там в амбаре есть топорик, вынеси его. Возьмем с собой.

КОМСОМОЛЕЦ. Где он?

ВАСИЛИЙ. Там, возле двери слева.

КОМСОМОЛЕЦ. Он и сейчас острый.

ВАСИЛИЙ. Этот топорик был моим лучшим помощником.

КОМСОМОЛЕЦ. А в амбаре еще много чего есть, можно я посмотрю?

ВАСИЛИЙ. С чего и как все началось…

 

МОЛ.КАТЕРИНА. Дети, сидите в лодке, не шалите. Василий, на вот, попробуй ягод черемухи.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Как вкусно!

МОЛ.КАТЕРИНА. Что за столбы ты тут поставил?

МОЛ.ВАСИЛИЙ. А подумай сама. Для чего они и почему я все вожусь с ними.

МОЛ.КАТЕРИНА. Ну, наверное, чтобы сильным стать.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Да, для физической работы конечно нужна сила мышц. Но сильнее физической силы есть другая сила, сила ума, сила знания. Здесь, в Бюлтегере, во время половодья, весной, вода говорят поднимается до самых краев и затопляет всю деревню.

МОЛ.КАТЕРИНА. А мы, сколько живем тут, такой воды не было. Ледоход миновал наш Бюлтегер. Вон, посмотри на деревню ямщиков, на том берегу. Живут себе, поживают со времен Петра Петрова и не боятся ни огня, ни потопа. Хабырыс, Байбыычча, идите домой. Хабырыс приглядывай за братишкой.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Не говори так, Катерина, мы ведь не ямщики, мы — дети сурового края и потому только своим трудом и усердием можем выжить тут. Кто знает, что еще будет. Я, чтобы защитить наш новый дом, наше гнездо, поставил эти столбы — ограждения от ледохода.

МОЛ.КАТЕРИНА. Муж мой родной, дорогой, я рожу тебе 9 сыновей и 8 дочерей, и тогда ты не будешь один таскать эти тяжелые бревна. Тебя будут всегда окружать девять опор, девять парней-журавлей и восемь заботливых дочек-стерхов. Они за тебя всегда будут столбами. Этот столб — Гаврил, этот — Павел. А эти — другие твои сыны.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Женушка моя, дорогая, любимая. Наши дети с тобой будут обязательно образованными. Силой ума, образованностью станут на одну ступень с другими народами, и тогда будут вести себя с ними на равных, представляя себя как народ саха.

МОЛ,КАТЕРИНА. Да, так обязательно будет.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. А еще вот что. Мы с  друзьями решили собирать из брёвен плоты и доставлять их по реке в Якутск, а там продавать. Что лучшее — на строительство, а что похуже — на дрова.

МОЛ.КАТЕРИНА. А купят ли?

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Мы все просчитали. Нуждающихся в стройматериалах и дровах много. Уже есть заказы.

МОЛ.КАТЕРИНА. И без вас, наверное, много кто древесину в город доставляет. Как бы вы не просчитались и ни с чем остались.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Конечно, многие занимаются этим делом в Якутске. Но они все доставляют лес на лошадях. По сравнению с ними нам выгоднее древесину доставлять туда. Мы живем на реке, и леса у нас много. Здесь будем заготавливать и связывать в плоты, ну а матушка Лена сама их доставит до берегов долины Туймады. Наш лес там спросом пользоваться будет, потому что дешевле продавать будем.

 МОЛ.КАТЕРИНА. Так-то оно так, но дело все же новое. Хлопот все равно много будет.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Ну дорогая, что говорить-то, даже в Бодайбо, на чужбине, мы с тобой не пропали. По сравнению с этим Якутск нам — родной город.

МОЛ.КАТЕРИНА. Ты хозяин, тебе и решать. Василий, постой!

МОЛ,ВАСИЛИЙ. Что, Катерина?

МОЛ.КАТЕРИНА. Да так… показалось, посмотри на тот пень, будто старик там сидит.

 МОЛ.ВАСИЛИЙ. На старой усадьбе всегда много пней. Вот и мы, когда состаримся, тоже будем походить на пни. Вон пенек, чем не похож на тебя?!

МОЛ.КАТЕРИНА. Я не хочу быть пнем. Мне бы стать ветвистой березой.

МОЛ.ВАСИЛИЙ. Такой большой и широкой…

МОЛ.КАТЕРИНА. Ладно тебе, перестань.

 

КОМСОМОЛЕЦ. Тут в амбаре нашел граммофон. Кто привез его?

ВАСИЛИЙ. Фабрика памяти. 1905 год.

КОНСТАНТИН. Папа, что ты так прижал пластинку, это хрупкая вещь.

ДЕТИ. Едут!

ГАВРИЛ. Уважаемые родители, отец Василий Никифорович, мать Екатерина Максимовна, родные сестры и братья! Хочу познакомить вас с моей женой Натальей Николаевной Кандинской.

ВАСИЛИЙ. Сегодня для нас, для семьи Ксенофонтовых настал радостный день. Наш старший сын, знаменитый адвокат Гаврил Васильевич познакомил нас со своей спутницей жизни — женой Наташей. Второй наш сын Павел Васильевич Московский — адвокат — приехал к нам в отпуск, третий сын Константин закончил в Иркутске педагогический институт.

КОНСТАНТИН. Отец! В знамение того, что я закончил учебу, привез вам в подарок граммофон.

ПАВЕЛ. Богатый студент! А мне отцовские деньги хватали лишь на еду.

КОНСТАНТИН. Я это купил на деньги, заработанные репетиторством.

ВАСИЛИЙ. Иван наш окончил реальное училище, сейчас уже писарь. Илья поступил в учительскую семинарию, младший Аркадий окончил класс на «отлично» и тоже, как братья, станет высокообразованным адвокатом или учителем…

АРКАДИЙ. Отец, я хочу стать инженером и работать, чтоб развивался технический прогресс.

ВАСИЛИЙ. Инженером быть тоже неплохо. Что вы смеетесь, как городские девушки из рассказа Алексея Кулаковского «Семь портретов». Будьте скромнее.

КАТЕРИНА. Сынок мой Гаврил, ты стал образованным, уважаемым людьми человеком. Быстро время летит, возмужал ты, настала пора обзавестись семьей. Будешь продолжателем нашего рода Ксенофонтовых. Древо нашего рода пусть рассветает, разрастается и будет ветвисто. Невестка Наташа, ты теперь в нашей большой семье Ксенофонтовых будешь четвертой дочерью. Будь всегда гостеприимной, привечай бедных и сирых. Пусть еда у тебя никогда не переводится, будь любимой матерью большой, дружной семьи. Слава пусть будет вашей семье, и счастье только сопутствует вам!

ВАСИЛИЙ. Стоя на берегу матушки Лены, поднимем чороны с кумысом в знак нашей встречи!

АРКАДИЙ. А теперь фото на память.

КОМСОМОЛЕЦ. Я тут гитару нашел, она чья?

ВАСИЛИЙ. Эта гитара Ильи…

СЕСТРЫ. Илья, спой! Отец, наш Илья поет замечательно.

ИЛЬЯ. Да я это просто так.

ПАВЕЛ. Дружок, не ломайся, спой!

ГАВРИЛ. Спой, Ильюша.

ШУРА. Я вам сейчас покажу вашу комнату.

ИЛЬЯ поет романс «Я встретил вас»

АРКАДИЙ. Пошли все купаться! Вода такая теплая, как парное молоко.

ВАСИЛИЙ. Сынок, послушай, что скажет тебе отец. С давних времен, как бы ни менялась власть, при каком бы царе ни жили, есть незабываемые законы и правила и поменять их — многого стоит. Можно сделать себе еще хуже, это несет за собой расплату. Власть, которая правила три века, имеет глубокие корни. А ее поменять одним громким словом за раз нельзя.

ГАВРИЛ. Отец, я понял, что ты хочешь сказать мне. Сейчас, когда в России устанавливается равноправие и демократия, мы, народ саха, если будем стоять в стороне без участия, то останемся просто ни с чем. У нас мало образованных людей. Мы должны знать хорошо законы, чтобы отстоять государственность и свои права, чтобы вести свой народ по пути дальнейшего развития.

ВАСИЛИЙ. Твое предназначение в другом, тебе не стоит заниматься политикой, лучше твоими знаниями, твоим острым умом прославлять свою нацию. Посмотри на те скалы-столбы — сколько поколений народа саха они на своем веку повидали! Когда ты еще был маленьким, я тебе показывал наскальные рисунки. По преданиям, писарь Усун Дьурагантай по велению тойона Юрюн Аара написал судьбу своего народа. Если бы тебе удалось разгадать секреты этих рисунков, ты бы тогда указал нам дальнейший путь, судьбу своего народа. 

ГАВРИЛ. Отец, ты все правильно говоришь. Но не я сам выбирал это, время выбрало меня. В учредительном собрании нет ни одного представителя народа саха, кто бы мог знать их жизнь, вероисповедание, представлять его интересы, хорошо зная законы государства.

ВАСИЛИЙ. Сынок, ты ошибаешься. Окрыленные вашими лозунгами «свобода, равноправие», противоборствующие силы воспользуются вашими достижениями.

ГАВРИЛ. Нет, отец, мы не доведем до такого. Прости, отец, меня ждут.

НАТАЛЬЯ. Гаврил, я слышала ваш разговор с отцом. Значит, ты в пользу народа отдаляешься от меня?!

ГАВРИЛ. Что ты, Наташа, ты у меня только одна.

НАТАЛЬЯ. Как я знаю, люди, занимающиеся политикой, как Василий Васильевич Никифоров–Кюлюмнюр, не обустроены в жизни, не имеют семей.

ГАВРИЛ. Наташа, я живу земной жизнью и работаю, придерживаясь демократических, гуманных законов.

НАТАЛЬЯ. Ну а я?

ГАВРИЛ. Ну а ты, моя Натали, мой ангел-хранитель. Моя земная жизнь принадлежит только тебе.

НАТАЛЬЯ. О Гаврил! Я эти наши дни всегда создавала в своих мечтах.

ГАВРИЛ. Ну и как, сбылись они?

НАТАЛЬЯ. Нет, я представляла их совсем по-другому.

ГАВРИЛ. Да-а?

НАТАЛЬЯ. Нет, нет, ты только не думай плохо. В настоящей жизни это самые счастливые дни у меня. Самые светлые.

ГАВРИЛ. О Натали!

НАТАЛЬЯ. Гаврил, я подарю тебе дочку, точь-в-точь похожую на тебя.

ГАВРИЛ. Наташа, это очень опасно. Ведь врач Собунаев предупреждал…

НАТАЛЬЯ. Предназначение женщины рожать детей, продолжать род. А доктор Собунаев и ошибаться может.

ГАВРИЛ. Наташа!

НАТАЛЬЯ. И мы, как и твои родители, будем иметь много, много детей.

 

КОНСТАНТИН. А дождь закончился, смотрите, какая радуга появилась. Лодка плывет. Так это ведь Ариша. Павел, она тебя сегодня весь день ждет.

Павел Васильевич, я вас предупреждаю, Ариша Дуглас еще несовершеннолетняя.

АРИША. Здравствуйте, Павел Васильевич!

ПАВЕЛ. Здравствуйте! Погодите, погодите, я вас, кажется, знаю, дайте вспомнить… Вы Арина Дуглас?!

АРИША. Вы узнали меня!..

ПАВЕЛ. Вас еще, кажется, Айкой родные звали, да? Так выросла и похорошела. Три года назад была такой худенькой, одни лишь глаза сверкали, а теперь  такой лебедушкой стала.

АРИША. Павел Васильевич, не стыдите меня.

ПАВЕЛ. В каком классе учишься?

АРИША. В пятом, в гимназии.

ПАВЕЛ. Вот уже скоро закончишь.

АРИША. Ну а вы?

ПАВЕЛ. Окончил университет, сейчас адвокатом работаю. В отпуск приехал. Завтра уже уезжаю.

АРИША. Счастливой поездки тогда.

 ПАВЕЛ. Постой, поговорим. Куда ты спешишь?

АРИША. Мне показалось, что вы сами куда-то торопитесь.

 ПАВЕЛ. Нет, я не тороплюсь. Какие планы  после учебы?

АРИША. Я еще не решила. Наверное, поступлю на фельдшерские курсы. Ну а вы как?

ПАВЕЛ. Я ведь уже сказал, что работаю адвокатом. После учебы остался в Москве, работаю в адвокатской конторе. В следующем году контракт мой заканчивается. Тогда я вернусь домой. Ты меня обязательно жди. К этому времени ты закончишь учебу, станешь совершеннолетней. А когда я вернусь, мы поженимся, у нас будет с тобой своя семья.

АРИША. Вы, наверное, шутите, Там в Москве, наверное, много образованных, красивых, богатых девушек. Вот из них вы и выберете себе жену.

ПАВЕЛ. Ариша, я не шучу. Говорю правду. Я обязательно напишу тебе из Москвы. Ты мне обязательно только ответь. Хорошо?

АРИША. Хорошо. Напиши.

ПАВЕЛ. И обязательно жди. Ну, я пошел, меня дома ждут.

АРИША. Счастливой дороги! Скорей возвращайтесь.

ПАВЕЛ. Обязательно жди!

АРИША. Хорошо. Только обязательно возвращайтесь!

ПАВЕЛ. Вернусь обязательно. Ты меня только жди.

АРИША. Хорошо. Обязательно буду ждать.

ПАВЕЛ. Иван, Илья, Ганя, я, Костя, Аркадий. Сколько помню себя, ты вечно возишься с этими столбами. Как эти столбы могут остановить могучий ледоход, никак не пойму.

ВАСИЛИЙ. Не говори так. Эти столбы предназначены, чтобы остановить первые глыбы льда. И после этого ледоход должен изменить свое направление.

ПАВЕЛ. Утки, утки! Отец, где ружье?

ВАСИЛИЙ. В амбаре висит. Дружок, утки твои улетели уже.

ПАВЕЛ. Жаль!

ВАСИЛИЙ. Подойди, поговорим.

ПАВЕЛ. Отец, слушаю.

ВАСИЛИЙ. Как только приехал сюда, тебя дома не видно. Некогда тебе со мной поговорить.

ПАВЕЛ. Отец, у меня дел много.

ВАСИЛИЙ. Дела все дела… А ведь мать с отцом это все же мать и отец…

ПАВЕЛ. Отец, ты прости меня.

ВАСИЛИЙ. Как ты там живешь вдали от нас, расскажи.

ПАВЕЛ. Хорошо, отец, все хорошо. У меня там много друзей. На работе меня ценят. Мне поручили незаконченное дело Американской электротехнической  кампании. И я это запутанное, скандальное дело раскрыл. Так я же отправлял вам статью, напечатанную в журнале «Адвокатское дело».

ВАСИЛИЙ. Сынок, когда едешь обратно?

ПАВЕЛ. У меня уже есть билет на завтра, на проходящий пароход.

ВАСИЛИЙ. Чужбина есть чужбина, будь осторожен.

ПАВЕЛ. Не первый год я там. Проживем! Отец, я не собираюсь долго оставаться. У меня есть там кое-какие дела, завершу их и вернусь.

ВАСИЛИЙ. А не лучше бы было тебе там жить и работать?! Тебе здесь будет тесно и скучно. Ты уже долгое время живешь в большом городе и привык к тем порядкам, а здесь у нас совсем другой уклад жизни.

ПАВЕЛ. Нет, отец! Скоро будет социальная революция. Есть такой Ленин — лидер социал-демократов, он ведет глубокомысленную политику развития малых народов. Я эту светлую идею хочу осуществить у себя на родине, в Якутии.

ВАСИЛИЙ. Как бы этот ветер новых перемен не обернулся для нас ураганом. С давних времен события, происходящие от нас вдали, отражались на нас громогласным эхом. Зачем заниматься политикой? Работал бы себе адвокатом, уважением в обществе пользовался, и добро людям бы приносил.

ПАВЕЛ. Отец, да ты ведь не понимаешь всю суть социальной революции.

ВАСИЛИЙ. Ты говоришь, революция?!

ПАВЕЛ. Утки, утки, отец, позже поговорим, ладно…
КОМСОМОЛЕЦ. Я нашел очень красивый чепрак. Мы, комсомольцы, хотим организовать музей, вы дадите его нам. А кто его вышил?

ВАСИЛИЙ. Мои дочери с мамой его сшили.

КОМСОМОЛЕЦ. Здесь есть надпись…

ВАСИЛИЙ. 1917 год.

ЕВДОКИЯ. Елена, я тебе записку от Петра Антипина принесла…

ЕЛЕНА. Отец, мы еще не закончили, дай нам…

ЕВДОКИЯ. Мне этой ночью приснился сон, будто наша Елена скачет на белом коне, к чему бы этот сон был, а?

ТАТЬЯНА. Это значит, что она скоро выйдет замуж. Мы этот чепрак шьем, наверное, для ее лошади.

ДЕВУШКИ (Читают стихи на русском языке.)

Давайте споемте, как учила нас мама.

ЕВДОКИЯ. Мама, а у нашего Павла есть девушка, я видела, как они целовались, вот так…

КАТЕРИНА. А что тут смешного. Любое существо в этом мире рождается, чтобы продолжить свой род, продлить себя в нем. Вы тоже скоро вылетите из родного гнезда, выйдете замуж… Очень красивая вещь получилась, правильно бисер подобран. Первая вами вышитая вещь получилась очень удачно. Ты, Елена, вот выйдешь замуж за Петра Антипина, Татьяна — за Кирилла Павлова, ну а ты — за Архипа Протопопова. И поэтому, чтобы про вас никто не говорил, что богатые дочки Ксенофонтовых умеют только лишь наряжаться и расхаживать, как мещанки, вы должны уметь хорошо шить, вышивать, стряпать и все дела по хозяйству умело вести. Ведь женихи ваши уж засылали к нам сватов. Ну а теперь пойдемте, новую песню разучим. И по дому сегодня дел у нас еще много.

КОМСОМОЛЕЦ. Василий Никифорович, у вас есть, оказывается, пластинка с речью Ленина и интернационал. Да здравствует Ленин! Да здравствует Партия Большевиков! Да здравствует Октябрьская революция! Ура!

ЩИТ (по-русски)

ВАСИЛИЙ. Бедный сыночек мой! Он всегда своих старших братьев — Гаврила и Павла в пример себе ставил и во всем им подражал.

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ. Старец, что делать?! Сила и гнев угнетенного народа равна силе ледохода. Распишись здесь, что получил труп сына. А эта революция и ледохода страшнее оказывается.

ЩИТ. Тираны мира, трепещите! У буржуев, наверное, есть еда. Зайдемте к ним, поедим.

ВАСИЛИЙ. Сынок, Илья, ты только начинал жить…

А Н Т Р А К Т